Есть врачи, которые всю жизнь только выписывают рецепты и направления на анализы. А есть те, которые спасают. Консультирует врач НИИ Склифосовского, Дмитрий Яншин, который занимается проблемами осложнений после отравлений и самоотравлений организма.
Чем нынче народ травится, от чего вам приходится нас спасать?
 

Пьют то, чего не надо пить. Как-то прошла волна массовых отравлений подсолнечным маслом. Это масло доставляют на птицефабрики. В нем растворяют витамин Д и добавляют в корм цыплятам. На третий день употребления ворованного продукта у человека начинается гипервитаминоз: идет резкий срыв обмена, нарушение солевого состава, обмена калия и кальция, а из-за избытка солей кальция в костях начинаются тяжелые суставные боли, резко подскакивает давление.
 
Травятся заграничными антистатиками, моющими средствами. С трудом разобрав написанное по-английски слово «алкоголь», решают, что это спирт и вперед, позабыв, что, кроме этилового, есть еще метиловый, пропиловый, бутиловый спирт. И вот, пожалуйста, отравление спиртом. Это сугубо современные отравления.
 
Много сейчас и стрессовых отравлений: таблетками, снотворным, уксусной эссенцией. К нам поступали люди, у которых был сожжен желудок: на дискотеке под видом фанты продавали фруктовую эссенцию. Хотя и нормальную фанту и пепси я бы не советовал бездумно пить, особенно детям: положите кусочек мяса в пепси и посмотрите, какой вскоре получится бульон, мясо сварится, то же происходит и с желудком.
 
Парацельс говорил: «Все — яд и все — лекарство». Любой препарат, неправильно употребляемый, может вызвать отравление. Я, в принципе, негативно отношусь к тому, что люди пьют таблетки, да еще в таких количествах. Что такое таблетка? Белая глина плюс концентрированное лекарство. На одно звено патогенеза оно действует положительно, а остальным органам, как правило, его побочный эффект вредит.
 
Сбор трав содержит в десять раз больше лекарственных агентов, чем таблетка, и они влияют на весь организм в целом. И воздействие более мягкое — там же нет таких сумасшедших концентраций. Конечно, траву надо применять дольше, чтобы был эффект, но зато нет и привыкания, так как в ней много составляющих, даже в одной траве — масса алкалоидов. А при длительном потреблении лекарства в организме происходит химическая блокировка, и оно перестает действовать. Соберите травы раз в год — от весны до осени, приготовьте по всем правилам, и у вас в доме будет самая лучшая аптека. Только травы надо знать.
 
Как можно себе навредить?
 
Можно. Есть такой борщевик, коварная трава, похожая на дикий укроп. Вечером к нему прикоснешься, а утром выйдешь на солнце, и под действием ультрафиолетовых лучей на теле образуется сильный ожог. Не советую и былинки без разбора жевать — это невинное занятие может закончиться геморрагической лихорадкой, которую переносят мыши.
 
Если животное способно отыскать именно ту траву, которая его вылечит, то человек зачастую действует по-другому: выкапывает на своем участке чудодейственный хрен и сажает какой-нибудь американский топинамбур.
 
Мы болеем болезнями, присущими данной местности, и вылечиться можем с помощью тех трав, растений, ягод, которые в этой местности есть. В войну в отдаленной полесской деревне собрали всех раковых больных из округи. Лечить их было нечем и некому, их фактически собрали вместе умирать. Еды не было, чая не было, и эти больные раком желудка научились собирать и обрабатывать гриб чагу. Он активно действует на иммунитет, на обменные процессы. И вот сочетание длительного поста с употреблением гриба дало поразительный результат: люди самовыздоровели. Есть такое понятие «самовыздоровление», когда происходит какое-то воздействие на организм, но объяснить его мы, врачи, не можем и считаем, что человек сам выздоровел.
 
Играет сила духа, направленная на выздоровление, вера самого больного в исцеление?
 
Конечно. Психика и здоровье напрямую связаны. Из одной ситуации, при одних и тех же показателях люди выходят по-разному. Были тяжелые реанимационные случаи, когда выравнивали все анализы, а функции не восстанавливались, потому что больной внутренне смирился, сдался, настроился умирать.
 
Случалось и наоборот, когда в одном посыле действовали больной, его близкие, врачи, медсестры и буквально вытаскивали человека с того света. От установки на жизнь или на смерть очень многое зависит. Вообще подходить к человеку с установкой на его обреченность — страшное дело.
 
В моей практике был трагический случай. Я приехал в деревню, и меня попросили посмотреть больного. Молодой еще мужчина, скрюченный, боли в животе. Предполагали рак желудка. Я посмотрел и поставил ему острый отечный панкреатит, назначил лечение. Через две недели боли стихли, он ни на что не жаловался, вес набрал, можно было выходить на работу. Его послали к районному онкологу, чтобы тот подтвердил, что подозреваемого диагноза нет. А онколог возьми да и скажи: «Я поставил тебе рак, значит, рак. Тебе жить месяц осталось, а ты на работу…» Мужик приехал домой и застрелился. На вскрытии обнаружили — никакого рака не было.
 
«Слово может затмить солнце»,— говорил Гиппократ. Вот оно и затмило… Но здесь не только преступление врача, здесь трагизм и в том, что человек не стал бороться за себя, за свою жизнь. Жажда жизни творит невероятное. Помню женщину с тяжелым инсультом, случившимся с ней после известия о гибели сына в Афганистане. Но, оказалось, сын не погиб, его спасли. Когда он вернулся, ее состояние стало улучшаться день ото дня.
 
Если у человека случается горе, следом на него может свалиться любая болезнь. Да и не обязательно горе.
 
Страсть к общению — российская черта характера. Извечно собирались на сходы да посиделки. Слушали, рассказывали, душу изливали. И сколько я знаю случаев, когда люди уезжали в Америку, Австралию, и там у них было все — работа, жилье, деньги,— но они вскоре умирали — еще не старые, не больные. От душевной маеты, невысказанности, подавленности. Болезнь начинается с ухудшения настроения. Это и причина, и симптом.
 
У вас настолько наметанный глаз, что вы, наверное, легко отличаете больного человека?
 
Его можно узнать по тусклому взгляду, обращенному внутрь себя. Это настолько ранний признак, что ни биохимический, ни функциональный анализ, ни анализ крови еще ничего не показывают. А организм уже подает сигнал, импульсы из внутренних органов неосознанно идут в мозг. Быстрая утомляемость, плохой сон (человек мало спит, много спит, потеет во сне) — тоже признаки снижения защитных функций организма, поскольку для него сон — пауза, отдых от стресса. Если же что-то уже болит, трудно дышать, увеличилась печень, то болезнь запущена. Но только тут и обращаются к врачу.
 
Плохие волосы — это не только беда самих волос, это всегда выражение состояния организма. При электронно-микроскопическом исследовании волос обнаруживаются определенные структуры, соответствующие определенным болезням. Сальные, «влажные», тусклые, ломкие, свалявшиеся волосы свидетельствуют о болезни. Они реагируют на волнение, стресс. Даже когда кто-то долго ухаживает за тяжелобольным, то волосы накапливают на себе, как бы впитывают патологию. В таких случаях мыть их нужно регулярно, не дожидаясь банного дня.
 
Прекрасный показатель внутренней стабильности — кожа рук. Поэтому несерьезно, когда местным лечением пытаются избавиться от дерматита. Кожные заболевания могут быть связаны с заболеванием печени, эндокринными нарушениями, стрессом, неправильным питанием, даже с солнечной активностью. Лечить экзему, нейродермит, псориаз только мазями — это все равно, что пытаться изменить свой неправильный нос, вертя зеркало так и этак. С помощью гормональной мази можно создать лишь видимость благополучия, но обмен не заключен в коже, он заключен в печени. Это ферментная мать организма, главный орган обмена, и нарушения в ней отражаются на определенных участках кожи. Был проведен опыт. Участок кожи, пораженный нейродермитом, пересаживали на здоровую поверхность, а здоровый участок — на место пораженного. И все менялось: чистая кожа заболевала, больная — выздоравливала.
 
Не все знают, что на огромном статистическом материале разработана ногтевая диагностика. На каждом ногте «отпечатан» определенный внутренний орган. Цвет, блеск, трещинки, вмятинки, белые пятнышки — все это признаки, по которым можно судить о здоровье.
 
Для опытного врача все служит подсказкой: походка, то, как человек садится, выражение его лица, характерные морщины. Издалека можно заметить, у кого радикулит, у кого артрит, больные придатки, язва двенадцатиперстной кишки, больной желудок. Уже подтверждено, что киста копчика в 75-ти процентах случаев обнаруживается у людей с буйно сросшимися бровями. Вот такая интересная закономерность.
 
В чем сегодня заключена самая серьезная угроза для нашего здоровья?
 
Если взглянуть на людей на улице, на толпу в целом, то кажется, что все больны. Резко снизился иммунитет — в связи со стрессом, неправильным питанием, усугубившейся экологической обстановкой, загрязненной водой и воздухом. Например, в Москве рак молодеет. А что такое рак? Это заболевание личностное, это срыв обмена на уровне иммунитета. Когда группа клеток перестает подчиняться всему организму в целом, его общим законам.
 
Как бы ни менялись в лучшую сторону условия жизни, но мы сами мало стараемся сохранить здоровье до старости. Мы не хотим применить ту мудрость, что накапливалась веками. Взять хотя бы пост. Это фаза голодания, очищения организма при переходе от одного питания к другому: от зимнего к летнему. Сливочное масло, сало — окисленные жиры, стабильные, они идут только на клетчатку, осенью и зимой они нужны для сохранения тепла. А весной, с помощью только подсолнечного масла, то есть недоокисленных жиров, мы с желчью и потом освобождаем организм от прогорклых продуктов и шлаков.
 
Нарушения обмена связаны с тем, что современному человеку, прежде всего горожанину, не хватает кислорода. Мы дышим угарным газом, вытесняющим кислород из организма. Природой предусмотрен на момент стресса бескислородный вид обмена, с помощью ферментов. А если стресс длится годами? Тогда мы уподобляемся пауку, живущему без воздуха и движения. Люди выезжают на дачный участок и два дня лежат пластом, без сил: их обмен не приспособлен к кислороду. Уехав в отпуск за 50 километров от города, мы нуждаемся в десятидневной акклиматизации — как будто вернулись из Африки.
 
Свежий воздух, движение, мышечная нагрузка, нежирная пища, баня, очищающая организм, травы вместо лекарств, полноценный сон — все эти вроде бы простые вещи крайне важны для сохранения здоровья. Важно даже не только то, что мы едим. Шведы, например, выяснили, что контакт крови с алюминием в течение 10—15 лет приводит к некупированной энцефалопатии: микродозы алюминия попадают в мозг, и человека невозможно вылечить от отупения. Так что если у кого-то есть алюминиевая посуда, лучше от нее немедленно избавиться.
 
Состояние нашего здравоохранения не лучшие времена. А какими они, эти лучшие времена, представляются вам?
 
Великий Пирогов считал, что будущее принадлежит медицине предупредительной. Ее до сих пор не существует. У нас есть медицина вдогонку. Мы пытаемся влиять на последствия, а на причину не воздействуем. Главный смысл медицины — профилактический. Любую болезнь можно вылечить, если знать, что она есть, хотя внешне еще никак не проявилась, не дала о себе знать. Тут и надо опередить ее развитие. Даже раковая опухоль живет несколько лет, прежде чем ее можно увидеть на рентгене.
 
Узкая специализация — еще одна проблема. В китайской медицине джен-дзю диагностика начинается с ощущения: врач садится рядом с пациентом, отключается от себя, сидит и смотрит. Он вживается в больного, входит в его сущность, сливается с ним. И через какое-то время начинает называть вам ваши болезни, жалобы, проблемы. Конечно, такой дар не каждому дан. Если через месяц из ста учеников остался один — это уже хорошо.

Инф.drbobo.ru

Реклама